.

КАК УМИРАЮТ СЛОНЫ
Ты не видывал смерти, Дикки?
Учись, как уходим мы!
Старая слониха, 60 с гаком лет проходившая в записях как Марита, умерла ночью. Она уже давно не вела семью, передав полномочия вождя своей третьей дочери, могучей Марго, а сама перешла на роль бабки, таскающей за стадом обрюзгшее тело, да следящей, чтобы молодняк не слишком отбивался от нянек. И, возможно, она протянула бы еще несколько лет, если бы мальчикам из соседней масайской деревни не пришло время стать мужчинами. А у масаев стать мужчинами - значит, совершить подвиг. Например, кого-нибудь убить. И мальчики, взяв тяжёлые, в собственный рост, копья, в сумерках подкрались к слоновьему стаду.
Такого давно не было. Последние годы масаи довольствовались бескровными подвигами, вроде переправы стада коров через реку в половодье или отобрания добычи у льва. Слоны отвыкли от того, что человек представляет опасность, и не среагировали на дюжину вооруженных подростков в боевой раскраске. Только Марита сообразила, что происходит, и с неожиданным ревом, означавшим что-то вроде: “Run, you fools! ” - прикрыла стадо своим широким боком. Ей вторил клаксон нашего джипа, напролом ломившегося к месту происшествия через заросли кустарника.
Но мы опоздали. Слоны ушли на другой берег реки, в заповедник, а масаи скрылись в буше. Нам досталось четыре окровавленных копья, причем одно было выломано хоботом из раны. Наутро мы нашли стадо в глубине заповедника. Слоны ушли далеко в болото и паслись, возбужденно переговариваясь друг с другом. Мариты с ними не было.
Неделю мы искали Мариту по всему заповеднику. Оказалось, зря: раненая Марита приняла решение не отягощать семью и укрылась среди камышей одного из островов. Там ее и убил сепсис от нагноившихся ран. Тело нашла Мара, ее последняя дочь, лучше других понимавшая логику матери. Нашла и привела остальных.
Могучая слоновья колонна двинулась к месту последнего успокоения Мариты, проламывая водяной поток. Две огромные слонихи подняли покойную стоймя и поддерживали ее плечами. Семья выстроилась полукругом и произносила траурные речи, негромко трубя и жестикулируя хоботами. Почетный караул у тела покойной сменялся четыре раза, пока семья копала могилу - неглубокую, сантиметров в 70 яму. Тело Мариты переместили туда и забросали сверху камышом и специально доставленными с берега ветками. Слоны разошлись не сразу, покидая курган небольшими группами, и последней ушла сильно повзрослевшая Мара. Нет, последними всё-таки ушли мы, навестившие Мариту после Мары и выкурившие у нее на могиле последнюю трубку - она почему-то любила запах вишневого табака.
NN, бывший старший инженер отдела “Игрек” знаменитого “поцелуйного” НИИ, умирал далеко от Родины. Когда ему исполнилось 72, российская медицина от него отказалась, мотивировав, что ее усилия нужнее молодым, а он уже свое пожил. Семья перевезла его в Израиль, чьи врачи не считают возраст основанием для отказа лечить рак, и там он прожил ещё пятнадцать долгих лет, намного пережив большинство друзей и коллег. К нему в гости приходили разные люди, в том числе и те, кто никогда не светится на телеэкранах, зато часто упоминается в специальных отчетах, но от сотрудничества он отказался. Его навещали дети, регулярно звонили подросшие внуки, любовно пилила супруга, и я, как мог, скрашивал его жизнь разговорами на профессиональные темы, хотя я довольно далек от систем управления, а он - от нефтянки и биржи. Когда рак в конце концов взял свое, он сел на Skype и попрощался лично с каждым членом своей большой семьи, найдя для каждого несколько весёлых слов. По завещанию, мне достался ключ от одной банковской ячейки. Нет, там не было пачки банкнот - там была пачка бумаг с записями. Вот, сижу, разбираюсь - кто, если не я?

Пожалуйста, оцените эту историю, чтобы увидеть следующею!
.