анекдотов.net / Истории о милиции и армии
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Афоризмы

Истории о милиции и армии

 

Прочитано на просторах интернета.
У меня при выдаче военника спрашивали национальность.
Я говорю — норвежец.
Тетка из окошка — нет, у тебя не может быть такой национальности.
Тогда почему спрашиваете?
Потому что мне надо сюда что-то вписать! Ну? Какую национальность пишем?
Норвежец.
Еще раз повторяю — у тебя не может быть такой национальности!
Почему?
По качану!
А какая тогда может?
Либо русский, либо еврей! Ну?! Какую пишем?!
Еврей.
Ну еврей, так еврей!
И она написала — "еврей"! Так я стал евреем ))) Я конечно не пытался, но вот интересно, прокатила бы в израильском консульстве такая запись?
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * *

Служил на Урале, -43, мы на учениях в палатках, три буржуйки на танковую роту. Ветер такой, что комвзвод запретил выходить из палаток! Три палатки, в одной кухня. Лежим мы по 10 человек у буржуйки, утром выйти не можем — выход задуло, откопали тунель в кухню, во вторую палатку и в туалет. Четыре дня по туннелю, но ветра из-за снега нет. И тут ночью кто-то мычит — собака с тремя щенками пришла, искала еду и тепло. Забрали их с собой в часть. Любимые собаки комвзвода. Такой суровый и добрый он человек.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Со слов друга.
Профессионализм, как говорится, не пропьешь.
У нас началась военная подготовка, готовили из нас офицеров ПВО. Большую часть времени мы тратили на изучение электроники зенитно-ракетного комплекса. Комплекс был старый (из него еще Пауэрса сбили), на лампах. Схемы — листы бумаги приклеенные на картонки размером метр на 40 см. Каждая такая схема пестрела обозначениями радиоламп, сопротивлений, конденсаторов, диодов.
Я — физик-теоретик, я теормех знаю, математику, а эти лампы впервые в жизни вижу. Но учить надо, это физику завалить можно, а военку — нет.
Экзамен у нас принимал подполковник, летчик, вроде и не спился еще, но и трезвым я его, по-моему, ни разу не видел. Он со счастливой улыбкой дремлет, а я с энтузиазмом, водя пальцем по схеме, рассказываю, как это все работает. Иногда у меня мелкие детали не сходятся, я говорю, что тут конденсатор, хотя нарисован диод, но кто его знает, может это какой-нибудь хитрый конденсатор, который обозначают как диод. В общем, все идет хорошо. Вдруг он открывает глаза, и начинает с интересом меня слушать и смотреть на схему. Я подозреваю, что что-то не совсем правильно, но продолжаю рассказывать в надежде, что он сейчас опять заснет... но он слушает и смотрит.
Наконец, я заканчиваю, говорю бодpым голосом, как положено: "Студент Пупкин ответ закончил", — и жду результата.
Подполковник задумался, потом сказал: "Ты все абсолютно правильно рассказал, но когда ты показывал на схеме, то ты отставал на одну лампу". Я, когда начал рассказывать, на одну лампу промахнулся, — их там сотни на этой схеме были. "Ты явно учил, но ты явно в этом деле ни*** (пип-пип-пип) не понимаешь. Так что я не знаю, что тебе поставить. То ли четыре за упорство, то ли три за знания. "
В общем, он поставил мне четыpе, пообещав за такой ответ в следующий раз отправить на переcдачу, и благополучно заснул.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Разговариваем с моим другом, работавшим начальником ОВД. Спрашиваю, а приходилось ли в период своей работы укрывать преступления от учета. Подтвердил, что приходилось. А в чем здесь причина? Желание выслужиться, не показывать рост совершаемых преступлений, боязнь не суметь раскрыть сложное преступление. Да, все это имеет место. Но есть еще причины, о которых не говорят. Потому что сложно определить роль преступника и потерпевшего. Об этом знают и руководители государства и ученые-юристы, но реального выхода не видно. Малогабаритная двушка, семья из пяти человек смотрит зарубежный сериал. В другой комнате стоит старый испорченный телевизор, не подлежащий ремонту. Во время очередного катарсиса у героев, вся семья, даже не вытирая слезы, смотрит в исправный телевизор. Неизвестный преступник, входит в дверь, оставленную открытой, для проникновения свежего воздуха. Пройдя мимо комнаты просмотра, он входит в другую, забирает неисправный телевизор и уходит, тем же путем. Через час семейство обнаруживает пропажу и обращается в ОВД, находящийся в соседнем дворе. Все признаки классической квартирной кражи. Ценность похищенного не поддается определению. Варианты его реализации, также непонятны. Возможно потребуется техническая и судебно-психиатрическая экспертизы, в т. ч. и потерпевших. Ориентировка других органов и агентуры несколько рискованна. В лучшем случае не поймут, о худшем не хочется думать. Проверка каналов сбыта краденного, станет кошмаром для тех, кто будет этим заниматься. Есть и другие аспекты, но хватит и этого. У потерпевших берется заявление. Их всех опрашивают об известных обстоятельствах. Они под этим подписываются. Но в журнале учета преступлений это не регистрируется. В дальнейшем их приглашают и показывают фотографии ранее судимых за кражи. Возможно они могли их видеть до совершения преступления во дворе или еще где-то. Примерно раз в месяц, начальник уголовного розыска проводит совещания, куда приглашается кого-то из жильцов. На них сотрудники докладывают о проведенной работе по раскрытию и проверке подозрительных лиц. Ставятся новые задачи и намечается дата следующего совещания. Как правило потерпевшие отказываются вновь приходить и сидеть на этих мероприятиях. Просят лишь сообщить когда найдется их телевизор. Они осознают, что практически ничего не потеряли. Преступник выполнил роль мусорщика. Все это может занять около трех месяцев максимум. Все это происходит за счет времени, которое можно было затратить более эффективно. Жизнь набирает обороты, и все забывают. Кроме начальника уголовного розыска и ответственного за эту территорию опера. Им положено помнить. Всякое может быть. И таких преступлений десятки. Если суммировать абсолютные цифры и произвести их статистическую обработку, криминогенная картина будет страшной. Каток репрессий сомнет не очень многочисленные ряды сыщиков и их руководителей. Кого успеют подготовить и прислать на их места? Когда они изучат и смогут реально на этой территории заниматься более сложными преступлениями, о которых все знают из кино и книг. А их много, и раскрывать их очень непросто. Разумеется, это нисколько не оправдывает встречающихся в ОВД хамов и тупиц. Но жизнь вообще сложная штука.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

Иногда внутренняя установка гораздо лучше чем физическая подготовка. Когда физорг батальона объявил, что я должен идти спортивной ходьбой, я немного охренел. Наверно потому что даже не слышал о таком.
— Ну ты же на лыжах ходишь? — аргументировал физорг и и добавил, — это тоже самое, только без лыж и без палок! — аргумент мне понравился и он продолжил. — Выигрывать ничего не надо, тебе главное дойти до финиша! — это мне понравилось еще больше. Я набрал сосательных конфеток и встал на старт с тремя матерыми ходбистами. Расстояние дали какое то немыслимое в несколько кругов по стадиону, говорят такое в этом виде спорта не практикуется, но мне то вообще пофигу было. У меня установка — просто дойти. Поэтому когда стартанули я развернул конфетку и присмотрелся как эту ходьбу делают. Вилять бедрами мне было ново, но я старался делать это красиво. Сосал конфетки и вилял по максимуму, поэтому на первом круге на этот круг и отстал от всех. Зато заслужил с трибун восторженные крики — ты сюда жрать пришел?! Я улыбался, махал им рукой и даже немножко кланялся, а соперники обгоняли меня как экспрессы. На третьем или четвертом круге я увидел одного из них на обочине дорожки, где он лежа открывал рот как рыба выброшенная на берег. Удивился ли я? Наверно нет, а трибуны начали орать — ты жри давай! Потому что через полкруга я увидел второго и они с первым были как братья-близнецы. Я сбавил темп еще, потому что лидера тоже шкивало. Я с трудом пришел вторым, первый тормозил все больше и больше, а быть первым хрен его знает на какие еще соревнования пошлют.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Я хочу рассказать о перце. О красном жгучем перце, который выращивают на чистом, но перегоревшем курином помете. Он высасывает оттуда какую-то кислоту, отчего и становится жгучим. Заметьте, не горьким, а жгучим.
В посылке которую я получил в армии такой перец был. Вы спросите, зачем? А я отвечу. У него есть удивительное свойство, его можно добавить в любую бурду и будешь есть взахлеб. Хотя "есть" сказано пожалуй мягко. Ты будешь жрать и жрать, пока ложка не начнет снимать стружку со дна тарелки. Можно намазать ножку табуретки и после первого укуса, через пять минут она станет трехногой. Этот перец идет ко всему.
Но это еще не главное его свойство. Стоит вам провести пальцами по нему, а потом этими пальцами по кончикам ушей или щекам и вы забудете про любой мороз и ветер. Ваше лицо будет полыхать как под жарким солнцем Кувейта и только старшина глядя на вашу красную рожу, будет постоянно принюхиваться. Я пользовался этим и однажды нарвался на вопрос сослуживца:
— Слышь, ты чего никогда уши у шапки не опускаешь? Неужели не мерзнешь? — и я сдуру выдал секрет, после чего и последовала просьба — дай и мне! — И я дал не задумываясь о последствиях. А надо было бы.
Утром в любой части бывает построение, в тот день его принимал замполит, личность солдатами нелюбимая. Не успел он произнести двух слов и народ набрал воздуха в легкие для приветствия, как сломал все душераздирающий крик:
— Ах ты ж с@ка! — и разбрасывая впередистоящих, мощная солдатская фигура ломанулась к замполиту. Ее продвижение сопровождалось таким фольклором идущим от души, что замполит схватился за кобуру, но было поздно, солдат был уже рядом. И замполит понял, что надо бежать — в смысле отступать, но при резком повороте буксанул, упал и на всякий случай закрыл голову руками. Видимо надеясь, что в ней у него самое ценное. Но солдат не обратил на него никакого внимания и ломанулся в дверь казармы, которая у замполита была за спиной. Кстати, до этого двери открывались совсем в другую сторону. Мне так показалось.
Ах, да! Я отвлекся от перца. И солдат был именно тот, кто у меня его попросил. Ну да не суть важно. Важно то, что когда вы намазали перцем щеки и уши, вы можете делать все что угодно, но не дай бог вам вспотеть. Если у вас вспотели уши, то либо они отпадут сами, либо вы их оторвете с корнем. А у того солдата уши не мерзли, у него мерзли ноги, но он видимо подумал, а какая разница уши — ноги... А разница была и довольно существенная. Ноги потеют довольно чаще чем уши и щеки.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * *

Про одного дагестанца (рассказ офицера запаса)
В 91 служил на окружных складах. Воинская часть в черте Москвы. Был дежурным по части, когда вызывали на КПП сообщением, что привезли к нам двоих новобранцев.
Прихожу на КПП – в сопровождении офицера сидят два солдатика-дагестанца. Направлены к нам на прохождение срочной службы. Предвижу кучу проблем в связи с этими ребятами, забираю документы на них у сопровождающего офицера, иду с бумагами к командиру части.
Тот хватается за голову, и начинает названивать по телефону. От одного дагестанца ему удалось отказаться, а второй остался у нас.
Он был единственным кавказцем в части, и ему пришлось хлебнуть лиха. Синяки не раз мы у него видели, а однажды даже челюсть ему в казарме ночью сломали.
Я ему говорю: «Скажи – кто». Мы его сразу под трибунал, а тебя выведем из части. Надо – в другую переведем. А дагестанец всегда – «Это я сам. С табуретки упал».
Прикидывал я — как его отделить от остального личного состава. Спрашиваю:
— Что умеешь делать? Может строительные какие работы знаешь?
Говорит:
— Знаю строительные. Дома все, что нужно, сам строил.
— Штукатурить умеешь?
— Умею.
Показываю ему склад. Здание еще дореволюционной постройки. Метров четыреста длиной.
— Фасад сможешь один заштукатурить?
— Смогу!
Я ему тогда сказал, что, если эту работу сделает, получит отпуск и благодарность от командира части.
И вот каждый день после утреннего развода он брал тачку, инструмент, цемент, и шел к этому складу. Соорудил себе из подручных средств мостки, стремянку и каждый день – туда. Рота на другие работы, а он – приносит себе цемент с другого склада, воду ведрами, замешивает, штукатурит и штукатурит. В столовую без строя ходит. В казарму – после отбоя приходит. Сам по себе – и на виду все время. Деды и вся борзота перестали его дергать. Зампотылу его работу проверяет. «Качественно», — говорит.
Я про него уже и забыл, — проблем же не создает, — когда однажды приходит: «Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться! »
— Что такое?
— Ваше приказание выполнено! Склад оштукатурен!
— Ну, молодец! А чего пришел-то?
Мнется…
— Вы про благодарность говорили.
Тут я внутренне охнул. Про обещанный отпуск он молчит, а я вспомнил. Напомню – 91 год. В армии нищета, и война на Кавказе. Отпускать его домой никак нельзя – велики шансы, что не вернется, придется за ним кому-то ехать, а кто поедет – тоже могут не вернуться. Да и бланков «Благодарность» нет. Хорошо – были у меня большие открытки типа к 23 февраля, но без надписей. Там орденская лента, героические лица бойцов, еще что-то соответствующее. На этой открытке машинистка штаба написала под мою диктовку примерно следующее:
— Уважаемая Хатима Магомедовна (имя-отчество здесь условны)!
Ваш сын … … с (дата)… по настоящее время исполняет почетную обязанность защитника Родины в вверенной мне воинской части №…
За время несения службы рядовой …(фамилия) показал себя … проявил…
Благодарю вас за воспитание…
С искренним уважением – командир войсковой части № …. подполковник …
Дата подпись, печать.
Командир подписал, печать в штабе поставили, отдал эту открытку бойцу. Он, как я потом узнал, отправил эту открытку матери заказным или даже ценным письмом, что подразумевало вручение адресату лично в руки. Что касается отпуска, — ему объявили отпуск по месту дислокации части. То есть, — после утреннего развода он волен покидать территорию части, гулять по Москве, приходить или не приходить на прием пищи в солдатскую столовую, снова покидать территорию части, но в 21-00 возвращаться в казарму. Не будем углубляться – насколько это поощрение соответствовало уставу. Но я пообещал, и мое обещание командир реализовал таким образом.
Отгулял парень свой отпуск. В роте его отношения с сослуживцами давно уже нормализовались, когда в часть пришло заказное письмо из Дагестана.
Мама этого парня на двух страницах каллиграфическим почерком и с безукоризненной грамматикой благодарила командира части за полученное письмо о сыне. Сообщила, что это письмо прочитали все ближние и дальние родственники (это я здесь нам говорю «дальние» а у них нет дальних родственников. Все ближние. ), сказала, что гордится своим сыном, и рада, что он попал служить в такую хорошую часть, с такими хорошими командирами и сослуживцами.
Тогда, среди других дел и обязанностей, я выбрал время пообщаться с парнем.
Его отец рано умер, и их троих воспитывала мама – учительница русского языка в маленькой школе. На медкомиссии в военкомате у него нашли что-то в легких, и маме пришлось назанимать у родственников денег, подмазать врачей, чтобы парня признали годным к воинской службе.
И это письмо командира части о хорошей службе сына мама отвезла одним родственникам, те отвезли другим… Письмо это прочла половина Дагестана.
Такая вот история.
Чуть не забыл сказать, — за все время моей офицерской службы, этот дагестанец был единственным из знакомых мне солдат, который писал по-русски с безупречной грамотностью.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Было это лет тридцать назад на одном из отечественных аэродромов, где базировались бомбардировщики стратегического назначения. Объявили какие-то серьезные учения, самолетам — вылет с боевым комплектом.
Приехала комиссия во главе с каким-то заслуженным боевым генералом (героем войны), с ним — офицеры штаба.
Команда на взлет. Генерал сидеть в бункере отказался — типа, я хочу все глазами вблизи видеть.
В общем, вся комиссия стоит где-то у взлетной полосы.
Взлетает здоровенный бомбардировщик с ядерным боекомплектом, и вдруг — какая-то бандура, очень похожая на бомбу, от него отваливается и начинает прыгать по взлетке.
Вся комиссия в страхе прыгает в канаву, только один генерал как стоял, так и стоит, и при этом хохочет.
Бандура попрыгала и успокоилась.
Офицеры штаба вылезли из канавы все грязные, как свиньи.
Спрашивают:
— Товарищ генерал, а если бы эта бомба взорвалась? Почему вы не спрятались?
А он говорит:
— А толку то, она же ядерная...
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

— Вот например, пойдешь в 18 лет в армию, на войну, поубиваешь там всех, а потом в магазин придешь за водкой и тебе скажут: «мальчик тебе сколько лет? Водка с 21. . »
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * *

В ночь с 3-го на 4-е февраля 1961 года состоялся неудачный пуск первой в истории человевечества автоматической межпланетной станции к Венере.
О событиях тех дней в своей книге "Ракеты и люди" рассказал заместитель Сергея Павловича Королева по системам управления Борис Евсеевич Черток.
"... Для первых пусков по Венере готовились два аппарата под индексом 1ВА.
Целью пусков было приобретение опыта попадания в Венеру, проведение исследований на трассе Земля – Венера и на участке сближения с загадочной соседкой Земли...
На 1ВА был установлен вымпел в виде маленького глобуса с нанесенными очертаниями земных материков. Внутри этого шарика находилась медаль с изображением схемы полета Земля – Венера. На другой стороне медали был герб Советского Союза. Вымпел был помещен в сферическую оболочку с тепловой защитой для сохранения при входе в атмосферу Венеры со второй космической скоростью. Кто из венерианцев обнаружит этот вымпел, нас не очень волновало. Важно было опубликовать его описание и доказать, что Советский Союз первым коснулся Венеры.
... В непрерывной суматохе я, не вдаваясь в форму документа, подписал акт о снаряжении спускаемого на Венеру аппарата с вымпелом Советского Союза и на ходу в МИКе попросил Королева его утвердить.
Он отнесся к этому документу гораздо серьезнее и меня отчитал:
– Напечатано небрежно. Перепечатай начисто на хорошей бумаге. Это документ государственной важности. Мы вместе подпишем, а утверждать должен председатель Государственной комиссии.
... Нет, не суждено было и на этом третьем пуске проверить хотя бы четвертую ступень (до этих событий были были два также неудачных пуска к марсу) . Три ступени предположительно отработали нормально! Наконец-то вышли на «пунктир», то есть на орбиту ИСЗ. Дальше пошли сообщения путаные, но уже было ясно, что четвертая ступень в нужное время к Венере не уйдет.
... На орбите ИСЗ оказался тяжелый неуправляемый спутник массой около шести тонн, не считая массы третьей ступени. На Госкомиссии разгорелся спор, какое дать по этому поводу официальное коммюнике. Даже в те годы обнаружить в околоземном космосе такой спутник было нетрудно. Королев высказался в том духе, что вообще ничего не публиковать. Пусть американцы помучаются, пытаясь разгадать назначение спутника. Келдыш категорически возразил. Глушко предложилкомпромиссную формулировку: «С целью отработки запуска более мощного космического корабля запущен спутник, который за первый виток выполнил свое назначение, передав на Землю все необходимые телеметрические данные».
Предложение Глушко, к неудовольствию Королева, было принято, и появилось сообщение ТАСС:
На орбите – советский тяжелый спутник Земли. Его вес 6483 килограмма… Поставленные при запуске спутника научно-технические задачи выполнены.
Новый тяжелый спутник, оказавшись на низкой орбите, по прогнозу должен был быстро «зарыться» в атмосферу Земли. Баллистики для такой низкой орбиты точного ответа о районе приземления дать не могли, но сочли наиболее вероятным, что, сделав два-три витка, тяжелый спутник сгорит над океаном.
Келдыш все же поинтересовался, есть ли какая либо информация об орбите нашего нового «тяжелого спутника»? Подполковник Левин доложил, что измерительный комплекс к очередной работе готов, но наблюдения за спутником могли проводить только средства ПВО. Однако они, получив прогноз баллистиков, ничего не обнаружили.
Прошла уже неделя,  – сказал Келдыш,  – никто нам протестов не присылал, стало быть, все скрылось в океане.
Всех развеселило сообщение присутствовавшего на заседании Госкомиссии генерала Каманина. Ему передали из штаба ВВС, что после сообщения ТАСС о нашем тяжелом спутнике итальянские и французские радиолюбители якобы слышали и принимали на наших космических частотах человеческие призывы о помощи и стоны. На основании этих сообщений некоторые газеты предположили, что «тяжелый спутник» был пилотируемым и космонавт погибал на орбите в страшных муках.
... Начальник полигона Александр Захаров доложил:
– Все службы полигона к работе готовы.
Следующую Госкомиссию назначили на 22 часа 11 февраля. О «тяжелом» спутнике на время забыли. Он напомнил о себе спустя полтора года!
Летом 1963 года Королев попросил меня зайти, предупредив по телефону: «Без всяких бумажек и графиков».
Когда я вошел в маленькую комнату его кабинета, он хитро улыбнулся, что было показателем хорошего настроения, и начал разворачивать сверток мятой оберточной бумаги. Из небольшой кучи бесформенных железок он извлек слегка деформированную закопченную медаль и протянул мне:
– Я получил подарок от Академии наук и решил, что по праву он принадлежит тебе.
В первый момент изучения подарка у меня, видимо, был очень глупый вид. Это была медаль вымпела первого венерианского аппарата 1ВА. Несмотря на помятость и копоть, четко различалась надпись: *1961* Союз СоветскихСоциалистических Республик *. В центре медали сияло Солнце, вокруг которого были изображены орбиты Земли и Венеры.
Из дальнейших пояснений Королева я узнал, что медаль вместе с остатками конструкции вымпела, в которую она была упакована, была передана лично Келдышу из КГБ. В КГБ остатки вымпела попали не из космоса, а из Сибири.
Во время купания в реке – притоке Бирюсы – местный мальчишка повредил ногу о какую-то железку. Достав ее из воды, он не бросил ее дальше на глубину, а притащил домой и показал отцу. Отец мальчишки, желая узнать содержимое помятого металлического шара, вскрыл его и там обнаружил эту медаль. Это произошло в сибирской деревне, название Королеву не сообщили. Находку отец мальчика отнес в милицию. Местная милиция доставила остатки вымпела в районное отделение КГБ, которое в свою очередь переправило находку в Москву. В Москвесоответствующее управление КГБ не нашло в этих предметах никакой угрозы государственной безопасности и, предупредив Келдыша как президента Академии наук, нарочным доставило ему уникальную находку.
Таким образом, я был награжден медалью, отправку которой на Венеру удостоверял акт, подписанный Королевым и мною в январе 1961 года. После пуска мы все были уверены, что «тяжелый спутник» вместе с вымпелом утонул в океане. Теперь оказалось, что он сгорел над Сибирью. Вымпел был рассчитан на сохранность в атмосфере Венеры и поэтому дошел до поверхности Земли.
По прогнозам баллистиков, вероятность приводнения спутника в мировом океане составляла более 90%. Только 10% приходились на сушу, из них 3% – на территорию СССР. Выпали именно эти 3%. Но если, пользуясь теорией случайных процессов, подсчитать, какова вероятность найти вымпел на территории СССР, вряд ли этавеличина будет сильно отличаться от нуля.
Но свершилось! Произошло событие, вероятность которого близка к нулю!
К великому сожалению, тогда в повседневной суматохе я не позаботился о том, чтобы узнать имена мальчика и его отца и географическое место находки. Они заслужили того, чтобы в истории космонавтики упоминались их имена под заголовком «очевидное и невероятное».
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

Посмотрел вчера по первому фильм "Несокрушимый". Честно, не хотелось сначала. Но после того, как КВ в программе доброе утро назвали " неповортолливым" (?! ) — думаю: гляну. Кстати, по фильму этот неповоротливый только так щелкает немецкие танки, выдерживая прямые попадания. В это — верю. И в то, что такое могло быть на самом деле — тоже. Не верю в остальное. Какие новые т-34 летом 42? Откуда они взялись, с новой 85 мм пушкой? Это же танки из 43 года, после Курской битвы появились, чтоб с пантерами бороться. И тиграми. Откуда у немцев такие танки летом 42-го? Ну что за бред! Рекомендую авторам фильма съездить в танковый музей в Кубинку. И наглядно посмотреть — кто на чем воевал. Ну нельзя так историю показывать- КВ им, блин, неповоротливый. Да это самый (! ) крутой танк начала войны. И сравнивать его надо с такими же тяжелыми танками. Не с т-34, который средний и лучший среди средних, а с тяжелыми! Немецкими! Которых у немцев до 43 года не было!
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Еще пару Бауманских, потом за ОХОТУ травить буду.
Добрый майор Слон:
Не все преподы у нас на военной кафедре были злые, были и добрые, про одного такого я расскажу. Звали его между собой «Слон» — шайба под два метра, косая сажень в плечах, не толстый, но очень крепкий мужик – одним словом СЛОН. После пятого курса, поехали мы на военные сборы. Сборы месяц, но тем, кто командирами в ССО или в интерССО ехать надо было, сборы были две недели. Таких набралось, включая меня, несколько штук. СЛОН должен был нас сопроводить от части и посадить на поезд, он за нас отвечал и лично контролировал. Приехали мы в Рыбинск, до поезда оставалось несколько часов и СЛОН говорит: А давайте ребята, я вам экскурсию по городу проведу, время до поезда есть. Мы только за. Идем. СЛОН – Вот набережная Волги, а вот пивняк, давайте зайдем. Предложение для студента в духе Дона Карлеоне – от таких не отказываются. Мы по кружечке, СЛОН – две. Дальше, Вот центральная площадь и памятник Ленину, а вот кстати, и пивняк – давайте зайдем. Опять, мы по кружечке, он две. Время к поезду, подходим к вокзалу, СЛОН: вот вокзал, а вот, кстати, пивной ларек. Тут уже по две, а он четыре. И платил за все это СЛОН. Ну, сообразили, сбегали в магазин рядом, и когда он нас в вагон сажал, вручили ему две бутылки коньяку. Он растрогался.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

На границе
Нас тридцать семь человек было в группе. Мы занимали весь вагон. Границу Белоруссия/Польша пересекали ночью.
Таможенница почему-то выбрала меня в качестве объекта проверки. Попросила остальных выйти из купе и пересчитала мои еврики, убедилась, что у меня их не больше, чем я написал в декларации. Потом показывал содержимое своего чемодана.
Спросила:
— у Вас больше нигде нет еще денег?
— Нет, — говорю, — хотя, погодите, надо вот в кармане ветровки проверить.
— А это ваша ветровка? Думаю, там не может быть.
— Вполне может, — возразил я. Бывает, дневную выручку положу туда, потом о ней забываю, и ношу в этом кармане неделями. Нет, — сегодня здесь пусто.
Она продолжает:
— Вы меня извините, это моя работа, давайте еще вот эту вашу сумку проверим.
Я охотно согласился:
— Вам не в чем извиняться! Вы же действуете в моих интересах! Давайте проверим.
При этих моих словах она как будто слегка испугалась:
— Я действую не в ваших интересах!
Теперь удивился я:
— Как не в моих?! Я же законопослушный человек, а вы действуете в интересах закона! Значит и в моих интересах!
Согласилась:
— Аааа… Ну в этом смысле, конечно.
Проверку быстро свернула и ушла.
В коридоре наш разговор было слышно.
Сосед мне потом сказал:
— Ты хоть на обратном пути над ними не издевайся.
А я и не издевался.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Призвали в армию... только прибыли в учебку... еще никто ничего... только когда ворота части за нами закрылись и крик 1000 с лишним солдатских глоток — ДУХИ! ВВВЕШАЙТЕСЬ!
Прошло часа три, нас отвели в баню. Помимо нас, были солдаты вернувшиеся с маршброска. Рядом еще стояли туркмены, узбеки. А я, надо сказать лето-то проводил на реке, да в степи, на пастбищах, да на пасеке и из одежды днем только трусы ситцевые — типа, шорты деревенские, при всей своей белокожести, ветер и солнце постарались придать моему лицу и телу красно-бронзовый загар, которому позавидовали бы последние из могикан и навахо.
Так вот стоим предбаннике, помещение огромное, все в кафеле, звуки отражаются многократно. Стоим и вдруг грозный рык:
— Эй чернож@пый! Ко мне!
Я не реагирую, потому как думал кого-то из азиатов зовут...
Подходит детина под два метра, кулак, как моя голова, лицо смуглое, чумазое и мне в лицо:
— Шо чернож@пый оглох! ?
Я в недоумении, но дерзко:
— Кто чернож@пый? Я?! — и со словами: — Да моя ж@па белее, чем твоя рожа: сдергиваю штаны... . сказать смеялись все, это не сказать ничего... . первым и громче всех гоготал верзила-сержант.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Со слов друга.
Мы часто ходили в поход "естественно-научной" компанией: физики, математики, химики, биологи ... . Но однажды с нами увязались два социолога. В те советские времена расцвета застоя я вообще про таких не знал. Одного звали Леонид Гордон. Фамилию второго я не помню (скорее всего, я ее и не знал), а звали его Том. Понятия не имею, откуда у него было такое имя. В то время Том работал токарем на заводе. Незадолго до этого он провел исследование и послал доклад в ЦК КПСС об алкоголизме в СССР. Цифры в докладе были страшные. Так как это было до перестройки, то его уволили и запретили работать по специальности. Так Том и стал токарем. В походе эти два социолога обсуждали свой следующий доклад и гадали, уволят ли после этого Гордона, и что он умеет делать руками, и куда дальше пошлют Тома.
Далее рассказ Тома.
По заказу ЦК он должен был произвести какое-то исследование и выбрал для этого некий район. Выбрал он его потому, что этот район был очень средним. Там продолжительность жизни была средняя, доходы были средние, надои и урожаи... все было средним. Это было очень удобно — не надо было исследовать кучу районов и усреднять, а можно было обойтись одним этим средним районом.
Он начал организовывать себе командировку, и у него не получалось. В гостинице мест не было, местная администрация была занята и просила приехать попозже. Такого у него никогда раньше не было — он работал по заказу ЦК. Он позвонил кому-то в ЦК и пожаловался. Там ему грозно сказали — как так? Они что, ЦК не хотят помогать? И что сейчас все устроят. Но через полчаса позвонили и сказали, что сейчас туда ехать не надо, лучше попозже, и вообще, пусть он выберет другой район.
Он очень удивился и начал расспрашивать знакомых про этот район. Никто ничего не знал, что само по себе удивительно. Но тайное рано или поздно становится явным. Нашлись знакомые знакомых, которые знали, в чем дело.
Оказалось, что там никто не живет — это секретный полигон, где испытывали какое-то новое оружие. Никаких надоев и урожаев там не было и в помине. Военные, чтобы скрыть этот полигон от иностранных разведок, работающих с официальными документами, просто приписали этому месту средние показатели, причем даже никакого разброса в данные не внесли. Иногда в газетах писали, что труженики этого района встали на трудовую вахту ... Что само по себе — ничего особенного, было бы удивительно, если бы они никогда на эту вахту не становились. В общем, в прессе поддерживалась видимость какого-то среднего, серого места, которое никому не интересно. Именно эта среднесть и серость и позволили Тому раскрыть этот секрет.
В общем, когда прячешь что-то, не пытайся делать это слишком хорошо — одно это уже подозрительно.
PS. Я недавно, работая с данными по Средней Азии, наткнулся на похожее явление. Тут же вспомнил Тома и его рассказ. Расспрашивать не стал, просто пометил данные как ненадежные и "забыл" про них — ни мне, ни моим среднеазиатским коллегам лишние проблемы не нужны.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * * 

 

pic pic pic pic pic pic

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Афоризмы
TopList Рамблер ТОП100